Украина, Россия и кровавые границы Европы

Украина, Россия и кровавые границы Европы

Человек, родившийся во Львове в 1914 г., всю жизнь проживший в этом городе и умерший в 1992 г., был бы жителем пяти разных стран. В 1914 г. Львов, который тогда назывался Лемберг, входил в состав Австро-Венгерской империи, в 1919 г. он стал частью Польши и получил название Львов, в 1941 г. его оккупировали немцы, после 1945 г. город вошел в состав СССР, а в 1991 г. он стал частью независимой Украины.

Большая часть этих перемен сопровождалась войнами и кровопролитием. Поэтому, когда на прошлой неделе бывший министр иностранных дел Польши заявил, что несколько лет назад президент России Владимир Путин предложил тогдашнему премьер-министру Польши Дональду Туску снова разделить Украину — к России отошли бы ее восточные территории, а к Польше — Львов и несколько областей на западе — это вызвало огромную шумиху.

Выяснить подробности беседы между Путиным и Туском, а также то, имела ли она место вообще, вскоре стало невозможно из‑за потока опровержений и разъяснений со всех сторон. Однако фурор, вызванный идеей разделить Украину, был весьма показательным, поскольку он продемонстрировал мощный и оправданный страх Европы перед тем, что национальные границы на континенте снова могут передвинуться со всеми вытекающими из этого последствиями и опасностями.

Разделение Украины в определенном смысле уже началось, когда Россия силой, хотя в основном бескровно присоединила в этом году Крым. С тех пор тысячи человек погибли в боях в Восточной Украине, отдельные районы которой сейчас находятся под контролем пользующихся поддержкой России сепаратистов. Хотя на этих выходных в Украине прошли выборы, оккупированные части страны не смогли проголосовать.

В ЕС есть влиятельные голоса, призывающие украинцев «смириться с реальностью». Им советуют не вести изнурительную и заведомо проигрышную войну с целью отвоевать весь восток, который потом придется восстанавливать после разрушений, а вместо этого добиваться процветания в большей части страны, которую они до сих пор контролируют. Они могут отрицать законность контроля России над этими территориями. Но они должны признать, что он реален.

Таковы доводы «реалистов» за разделение Украины. Но есть и другие влиятельные голоса, которые заявляют, что даже молчаливое принятие того, что границы в Европе вновь можно менять с помощью военной силы, — катастрофическая ошибка.

Карл Бильдт, в этом месяце покинувший пост министра иностранных дел Швеции, говорит об этом довольно резко: «Границы Европы в той или иной степени начертаны кровью за столетия жестоких конфликтов». Если разрешить перекройку этих границ, считает он, это откроет дорогу новому кровопролитию.

Самый очевидный риск состоит в том, что российское правительство опять приводит доводы, которые оно использовало для оправдания аннексии Крыма — что исторически и культурно это российская территория, — как предлог для захвата примерно четверти территории Украины, которую Кремль сегодня обычно называет «Новороссией». Сюда входит все морское побережье страны, потеря которого будет огромным ударом для украинского государства.

Если эти планы хотя бы частично будут реализованы, у других стран может появиться искушение присоединиться к процессу. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, которого в некоторых европейских столицах называют «балканским мини-Путиным», ясно дал понять, что считает трагедией утрату двух третей венгерских территорий после Первой мировой войны. Некоторые бывшие регионы Венгрии сейчас принадлежат Украине, а также Словакии, Сербии и Румынии. Если Украина начнет разваливаться по‑настоящему, даже у поляков может появиться соблазн вернуть Львов.

Правительство Германии, хотя его часто обвиняют в излишней мягкости по отношению к России, с особой твердостью заявляет, что все разговоры о перекройке границ в Европе необходимо прекратить. Лишь в 1970 г. Германия отказалась от всех претензий на свои бывшие территории, которые отошли Польше и России после Второй мировой войны. Некоторые из этих регионов столь же важны для культуры Германии, как Крым для России. Российский город Калининград, например, когда‑то был Кенигсбергом, столицей Пруссии. Это родина великого немецкого философа Иммануила Канта.

Именно Кант утверждал, что о нравственности действия можно судить по тому, что произойдет, если оно станет основой «всеобщего законодательства». Иными словами, что будет, если так станут поступать все? Это правило объясняет, почему прагматичное признание аннексии Россией отдельных частей Украины содержит так много опасностей. Если Европа снова позволит странам предъявлять претензии на земли соседей на исторических или этнических основаниях, это может потрясти весь континент.

Россияне заявляют, что на самом деле сам Запад запустил этот опасный процесс, когда НАТО в 1999 г. вмешалась в Косовскую войну, и впоследствии в 2008 г. Запад признал Косово независимым государством.

Этот процесс до сих пор является предметом споров, даже внутри ЕС. Однако Косово, в отличие от Крыма, не было присоединено к соседней стране. Это был регион бывшей Югославии, добивавшийся независимости. В рамках этого процесса граница между Сербией и Косово осталась без изменений. Косовская война также была частью долгих лет боевых действий, последовавших за распадом Югославии.

Однако балканские войны 1990‑х годов в некотором смысле все равно актуальны для Украины. Они показали, сколько крови может пролиться, когда границы Европы начинают рушиться.

Автор материала: Гидеон РАХМАН


Источник: “http://politica-ua.com/ukraina-rossiya-i-krovavye-granicy-evropy/”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя